Знать Сен-Лорана: экскурсия по музею Yves Saint Laurent Paris

О сокровищах музея рассказывает главная хранительница коллекции Орели Самюэль 

Мода / Новости
22 марта 2019 / Фото: © amuse-a-muse.com; © sophie carre; © Pierre Bergé; © Musée Yves Saint Laurent Paris; © Pierre Bergé; © Musée Yves Saint Laurent Paris; © Musée Yves Saint Laurent Paris / GÉRARD PATAA – dr; © Musée Yves Saint Laurent Paris / Guy Marineau
Поделись с друзьями:

В Музее Ива Сен-Лорана в Париже собраны бесценные сокровища. Harper’s Bazaar поговорил о наследии кутюрье с главной хранительницей коллекции Орели Самюэль.

Кабинет Орели Самюэль, в котором мы встречаемся, когда-то занимал глава ателье костюмов. От мысли о том, что именно в этих помещениях творилась модная история, перехватывает дыхание. Орели, одетая в лаконичный черный брючный костюм, разделяет мой восторг. «Какая цель у любого музея? – риторически спрашивает она. – Внести произведения в контекст. А наш музей находится в том же месте, где создавались его экспонаты. Сегодня архивы хранятся там, где раньше были ателье».Стать хранительницей коллекции музея, экспонаты для которой Сен-Лоран и его партнер Пьер Берже отбирали, начиная с первого дефиле, Самюэль предложил сам месье Берже. «В 2002 году, после закрытия дома моды, был создан Фонд Ива Сен-Лорана, но Берже стремился превратить его в национальный музей», – говорит Орели. Таким образом все созданное Сен-Лораном оказывалось под защитой государства, получало статус достояния Франции и не могло продаваться. Пьер Берже считал Сен-Лорана не только величайшим кутюрье всех времен, но и художником. А статус национального музея означал, что творчество Сен-Лорана признавалось искусством.

Добиться поставленной задачи было вызовом: подобного не случалось ни с одним домом моды. «Пьер Берже хотел, чтобы музей возглавил человек, имевший дело с хранением национального наследия, поэтому он обратился ко мне, – поясняет Самюэль. – Я недолго думала! Это не совсем моя сфера, я специализируюсь на Азии, а на прежней должности в Музее восточных искусств отвечала за текстильную коллекцию. Но поскольку Сен-Лоран интересовался Азией, я заинтересовалась Сен-Лораном. К тому же создание музея с нуля – редкая возможность».

О коллекции Музея Ива Сен-Лорана может мечтать любой кутюрье. «Почти все экспонаты – подиумные модели, которые манекенщица надевала лишь один раз для показа, – объясняет Орели. – Это не вещь, которую заказала клиентка. Мы храним оригинальные работы».

Архивы состоят не только из одежды и аксессуаров, созданных Сен-Лораном за 40 лет. Они включают в себя его эскизы и так называемые «библейские карточки», где записывалась вся информация о наряде, а также программы и планы дефиле, рекламные макеты, статьи и фотографии.Подобная дальновидность объясняется тем, что Пьер Берже, страстный коллекционер, прекрасно понимал, что означает создать правильную коллекцию. «У нас есть все для каждого образа!» – с гордостью говорит Самюэль. В отличие от Сен-Лорана, другие кутюрье не хранили подиумные модели, и сегодня модные дома вынуждены восстанавливать свое наследие, выкупая одежду у клиентов.

С трудом верится в то, что в Париже нет музея моды с постоянно действующей экспозицией, а значит, Музей Ива Сен-Лорана – единственный в своем роде. В 2019 году Пале Галлиера откроет залы, предназначенные для постоянной выставки, а пока, несмотря на уже ставшие традиционными временные экспозиции, на текстиль и моду в музеях смотрят свысока.

«В музеях к текстилю всегда относились снисходительно, как к "тряпочкам". Что уж говорить об одежде, которую мы надеваем на себя!» – шутит Самюэль. Сейчас ситуация меняется, и Музей Ива Сен-Лорана способствует этим переменам.

Кроме того, что моду долго не воспринимали серьезно, хранение коллекции и организация выставок обходится музею дорого. Одна только реставрация стоит больших денег. «Одежда для музея – всегда "отравленный подарок"», – отмечает Самюэль.

О реставрации полотен известно довольно много, но как происходит реставрация нарядов? Заметив дыру на платье, стоит ли считать, что кураторы плохо выполнили свою работу? Оказывается, сегодня все силы направлены на то, чтобы предотвратить дальнейшее повреждение, а не исправить уже существующие. «Дыра – это нормально, – убеждена Самюэль. – Такова история наряда. Когда мы шьем, то протыкаем ткань, а значит, повреждаем экспонат. Поэтому мы используем булавки энтомологов, хирургические иглы и нитки с нейтральным pH».

Подобный научный подход можно почувствовать и во время посещения архивов музея. Перед тем как зайти в помещение, мы надеваем белые халаты и бахилы, а для того чтобы прикоснуться к наряду – еще и перчатки. Хранение одежды подразумевает и определенные условия: температуру +18 градусов, специальные лампы, коробки из картона с нейтральным pH.

Непростая борьба моды за место под солнцем заставляет задуматься о том, что именно помогло Музею Ива Сен-Лорана стать инициатором перемен. Очевидно, что это не только собранная коллекция, но и уникальность всего созданного кутюрье. Наконец, от дел музейных мы переходим к творчеству Сен-Лорана.Какое место Ив Сен-Лоран занимает в истории моды и в истории с большой буквы?
Особое. Исключительность Ива Сен-Лорана в том, что он превзошел статус кутюрье. Когда в 1965 году он создал платье «Мондриан», это был манифест: Сен-Лоран объединил искусство с модой, буквально.

Кто знал о Пите Мондриане до появления платья? Узкий круг людей. Сен-Лоран поспособствовал тому, чтобы художник стал известен широкой публике. Первая ретроспектива Мондриана в Париже состоялась в 1969-м, через четыре года после создания платья. Сен-Лоран перенес картины Мондриана на платья – и они стали знаковыми. Он создал универсальную моду вне времени. Не это ли определение искусства: быть вне времени и быть универсальным?

То же касается и других его нарядов. В 1966-м Сен-Лоран создает женский смокинг – и этим нарушает правила. В те годы женщинам запрещалось надевать брюки на работу. Сен-Лоран предлагает не только носить брюки, но и выходить в них в свет. К тому же смокинг подразумевает, что женщина носит брюки и курит. Для того времени это было слишком вызывающе. Впрочем, кутюрье идет еще дальше. Для него одежда – это не просто вещи, которые мы носим. Она позволяет отразить нашу личность.

Понимал ли Сен-Лоран всю значимость своего творчества?
Сен-Лорана восхитили работы Мондриана, и он понял, как перенести их на одежду. Это можно объяснить любовью кутюрье к искусству, но осознавал ли он, как далеко зашел… Не могу сказать.

Конечно, Сен-Лоран понимал, что женщина может брать на себя такую же ответственность в обществе, как и мужчина. Он говорил и писал об этом. Сен-Лоран хотел, чтобы женщина использовала те же коды в гардеробе, что и мужчина. Смокинг как раз и «сообщает» о том, что женщина готова занять одинаковое с мужчиной место в обществе. Сильно, не правда ли?

И так было всегда. Одежда демонстрировала статус, и даже цвет играл важную роль.
Сен-Лорану были хорошо известны все эти коды. Прежде всего потому, что он прекрасно знал историю искусства и историю костюма.

Где искать корни любви Сен-Лорана к насыщенным цветам?
Он почти до 20 лет прожил в Алжире. А в странах Африки распространены сочетания насыщенных цветов, несвойственные европейской моде. Позже кутюрье видел подобные сочетания в Марокко. Неиссякаемым источником вдохновения для него была Азия. К примеру, Индия Сен-Лорана интересовала еще со времен работы в Dior. Уже в его первой коллекции 1962 года для собственного дома мы видим образы, вдохновленные этой страной. С яркими цветами и брошами, имитирующими бенаресскую парчу, и тюрбанами, отсылающими к гардеробам махараджей.

Разнообразие тканей в коллекциях Сен-Лорана впечатляет!
Сен-Лоран всегда знал, когда он хотел использовать муслин или парчу, тафту или джерси, трикотаж или шерсть. И линия силуэта его эскизов была настолько точной, что в ателье сразу понимали, о каком материале идет речь. У него было чувство ткани. А это качество, должна вам сказать, врожденное.Была ли организация работы в ателье модного дома уникальной для своего времени?
Сен-Лоран перенял принципы работы у Кристиана Диора. Как в том, что касается ателье, так и всего дома моды в целом. С 1966-го два раза в год Сен-Лоран уезжал в Марракеш и проводил там две недели, рисуя эскизы. В Париж он возвращался с сотнями идей.

На первом этапе создавался прототип. Одна из особенностей дома – «комната моделей». В примерках с самого начала работы над коллекцией участвовало около 15 манекенщиц. Когда прототип был готов, вызывали одну из девушек. Она надевала наряд и заходила в кабинет Сен-Лорана. Это был настоящий ритуал!

Когда манекенщица появлялась в кабинете кутюрье, он всегда сидел за своим столом и смотрел на нее в зеркало. Словно создавая нужную дистанцию для того, чтобы правильно оценить созданное. Понравилось ли увиденное Сен-Лорану, можно было понять по едва заметному изменению в выражении лица.

Одобренный прототип возвращался в ателье, его разрезали и делали выкройку – вот почему в архивах музея нет прототипов. Затем кроили ткань. Манекенщица надевала вещь из выбранной ткани и вновь шла в кабинет кутюрье. Иногда прототип и вещь из ткани сильно отличались. У неудачного наряда не было второго шанса. Прототип никогда не шили из другой ткани – этот образ исключали из коллекции.

Сен-Лоран не пытался «исправить» задуманное?
Если ему не нравилась готовая вещь, он «разрушал» ее. Это говорит о том, что Сен-Лоран был художником. Живописец ведь выбрасывает эскиз, если он ему не нравится, и создает что-то новое. Сен-Лоран не переделывал вещь. Такова концепция его творчества.

Если кутюрье одобрял наряд, начиналась работа над выбором аксессуаров. В игру вступала Лулу де ля Фалез и другие сотрудники ателье. Все детали заносились в «библейскую карточку» данного образа. Это один из этапов подготовки к дефиле – и так для каждого образа в коллекции в течение полутора месяцев.Вы упомянули «комнату моделей». Сейчас примерки на манекенщиц начинаются гораздо позже.
Когда Сен-Лоран создавал эскизы, он уже представлял женщину, которая наденет этот наряд. Сегодня дизайнеры создают одежду для деревянных манекенов, а затем платье должно хорошо сидеть на модели. Поэтому-то у всех моделей должен быть один размер. Худоба – вовсе не канон красоты. Вместо того чтобы шить одежду, подходящую женщинам, дизайнеры подгоняют их под один размер. Такое отношение коренным образом отличается от того, что делал Сен-Лоран. Модели Сен-Лорана обладали формами. По нарядам в архиве видно, что, хоть они и были стройными, у них были бедра, грудь и попа (смеется).

Даже в выборе моделей для показов Сен-Лоран отличался от других кутюрье.
В его дефиле впервые участвовали чернокожие модели и манекенщицы из Индии. Красота для Сен-Лорана была универсальной, она не определялась цветом кожи, ростом или весом. Он ценил личность женщины и исходившую от нее энергию.

Почему Сен-Лоран пригласил к работе над аксессуарами Лулу де ля Фалез?
«Мне нравится, когда наряд прост, а украшение – безумно», – признавался Сен-Лоран. У Лулу было это безумие, талант сочетать несочетаемое. Она могла предложить африканские аксессуары к расшитому платью или роскошную бижутерию к лаконичному костюму. Она обладала эксцентричностью, которая прекрасно дополняла перфекционизм Сен-Лорана.

Расскажите о «неподвижных» путешествиях Сен-Лорана.
Кутюрье говорил: «Если у вас нет воображения – у вас ничего нет». Чтобы вдохновиться Индией, не обязательно туда ехать. Что рождает в вашем воображении одно лишь слово «Индия»? Это и есть творчество. Сен-Лоран никогда не был в Индии, но, поверьте, он понял суть этой страны.

Образ Китая кутюрье создал, используя свои обширные познания, но в творчестве он по-новому интерпретирует первоисточники. А вот Японию Сен-Лоран посетил, и, по-моему, его восприятие этой страны осталось слишком буквальным. Да, он превратил кимоно в вечернее платье, но это было очень близко к оригиналу. Возможно, если бы он больше путешествовал, то был бы менее креативным.Юный Сен-Лоран колебался, становиться ему художником по костюмам или кутюрье. Позже он часто сотрудничал с театрами и мьюзик-холлом. Как это повлияло на его творчество?
Тот факт, что Сен-Лоран рисовал силуэты в движении, – влияние театра. С мьюзик-холлом кутюрье начал сотрудничать еще во время работы в Dior. Сценический костюм подразумевает, что в нем будут много двигаться, при этом одежда должна оставаться на месте. В чем секрет особой конструкции плеча жакетов Сен-Лорана? Когда мы поднимаем руку, линия плеча остается на месте. Что бы мы ни говорили об элегантности нарядов, созданных Сен-Лораном, это прежде всего комфортная одежда. И причина этого комфорта кроется в знании Сен-Лораном правил создания театральных костюмов, когда одежда движется за телом.

Сен-Лоран также создавал костюмы для кино. Самым знаковым было сотрудничество кутюрье с Луисом Бунюэлем в «Дневной красавице».
«Дневная красавица» – один из первых случаев, когда одежда становится участником фильма. Например, чтобы усилить жестокость сцены изнасилования, кутюрье придумал наряд из ткани, разрывающейся с треском. Или вспомним виниловый плащ: он тоже издавал звук, в котором есть что-то провокационное, намек на проституцию.

Этот фильм положил начало крепкой дружбы кутюрье с Катрин Денев. Актриса стала символом дома моды, она воплощала в себе все качества, которыми Сен-Лоран восхищался в женщине: современная, сексуальная, элегантная француженка. И когда я говорю «француженка», то имею в виду элегантность в том виде, в каком ее понимают во Франции. Не важно, родились вы в этой стране или нет.

Сен-Лоран изучал творения других кутюрье. Кто интересовал его больше всех? Почему он был в восторге от Коко Шанель?
Сен-Лоран изучал творчество Поля Пуаре, мадам Гре, Эльзы Скьяпарелли, Кристобаля Баленсиаги. Не будем забывать и о его интересе к кутюрье из Азии: Иссей Мияке, Йоши Ямамото и Кензо, с которым он дружил.

Следуя за Полем Пуаре, Шанель создавала наряды без корсета. Сен-Лоран видел, что она позволила женскому телу больше свободы движения, и взял это на заметку. Пьер Берже говорил, что Коко Шанель дала женщинам свободу, а Сен-Лоран дал им власть.

Сегодня мы с вами – женщины Сен-Лорана. У нас есть власть, но это власть не над мужчинами, а над собственной жизнью. Это ответственность за свою судьбу, а не подчинение. И одежда – важная составляющая этих перемен. В меньшей мере, чем социальная революция, но все же.Какие вещи в коллекции музея, по-вашему, самые знаковые?
Обычно говорят о платье «Мондриан» и смокинге. Мне хочется отметить виды вещей. Например, брючный костюм стал классическим женским нарядом. Идея кутюрье заключалась в том, что женщина может выглядеть женственно, не одеваясь нарочито сексуально или гламурно.

Вспомним сотрудничество Сен-Лорана с художниками, реальное или воображаемое. К примеру, его одежда, вдохновленная работами Пикассо. Скульптура у Пикассо – это ассамбляж материалов, а наряд у Сен-Лорана – ассамбляж тканей. Их творческий подход одинаков.

Сен-Лоран переосмыслил и рабочую одежду. Комбинезон – униформу парашютистов – он превратил в вечерний наряд. Бушлат моряков, тренч, куртку-сафари предложил носить каждый день.

Важно понять замысел Сен-Лорана: женщине не нужно быть наряженной. Одежда, в которой она идет на работу и выходит в свет, может быть комфортной. Долгое время главными женскими качествами считались умение себя «декорировать» и способность родить детей. Но женщину не нужно украшать – она самодостаточна. Одежда – ее вторая кожа, и Сен-Лоран через одежду стремился показать личность женщины.
Постоянная экспозиция, часть которой посвящена Питу Мондриану, открыта в Музее Ива Сен-Лорана с 12 февраля 2019 года.

Интервью: Natalya Guzenko Boudier@bloomsters.fr 

Читай новости на наших каналах в: