Чем новая сексуальность отличается от идеологически устаревшей

И как это влияет на моду, рассказывает Виктория Фурманюк

Мода / Новости
22 февраля 2020 / Фото: Getty, Imaxtree
Поделись с друзьями:

В последние годы много говорили о сексуальности. В контексте скандалов с Харви Вайнштейном и движением #MeToo, нового вектора в сторону бодипозитива и разнообразия лиц, фигур и идентичностей, инклюзивности во всех сферах жизни и в моде в том числе. Обложки популярных фэшн-журналов украшали фото дрэг-квин и моделей-трансгендеров, а в рекламных кампаниях бельевых брендов появлялись модели plus-size с телами, далекими от глянцевых идеалов нулевых. Показательной в этом смысле стала и отмена осенью прошлого года брендом Victoria’s Secret своего легендарного шоу. Выяснилось, что в 2019-м уже никому не интересно смотреть на одинаковых «ангелов» со сделанными как под копирку телами, укладками и белоснежными улыбками в не самом комфортном белье из перьев и страз. Шоу-мечта перестала быть мечтой для миллионов: в 2018 году рыночная доля бренда в США упала с 33% до 24%, а затем комментарий маркетинг-директора Эда Разека о невозможности участия моделей-трансгендеров в ежегодной феерии Victoria’s Secret еще больше усугубил финансовое положение бренда, а также и без того небезупречный имидж.

сексуальность

Givenchy, Mugler, Saint Laurent

Проблема Victoria’s Secret не в том, что женщины больше не хотят быть сексуальными и демонстрировать свою сексуальность миру. Просто архаичные представления о красоте с их худыми телами, длинными локонами, боевым макияжем и обтягивающими одеждами сменились на новые стандарты: женщина в первую очередь хочет нравиться себе, а не мужчине.

«Мы – о женщинах, о том, как помочь им самим, а не кому-то другому, чувствовать себя хорошо, – говорит в одном из интервью креативный директор Agent Provocateur Сара Шоттон. – Наша женщина одевается не для мужчины, а для себя, и наше белье делает ее более сильной и сексуальной. Потому что когда вы нравитесь себе, когда вам нравится ваше тело – вы счастливы. Ощущение счастья и уверенности в себе – это сексуально». Кстати, этот бельевой бренд оказался куда более прогрессивным и вовремя подхватил новую повестку, сделав громкую кампанию с активисткой бодипозитивного движения Чарли Ховард и другие съемки с разными типажами и телосложениями моделей.

новая сексуальность

Ann Demeulemeester, Givenchy, Khaite, Gabriela Hearst 

Конечно, это не означает единоличного главенства в моде строгих маскулинных костюмов (хотя многие согласятся, что сексуальнее наряда не найти), «глухих» платьев и мешковатых джинсов с такими же объемными пальто. В новом весенне-летнем сезоне (и нет сомнений, что и в будущих сезонах тоже) есть место и прозрачным топам, надетым без нижнего белья, и крошечным юбкам и шортам, и соблазнительным разрезам в разных частях, и глубокому декольте. Но главное отличие от прежней сексуальной эстетики в том, что теперь все эти вещи не выглядят агрессивно и пошло и не «кричат» о желании их обладательницы поскорее и удачнее выйти замуж.

Вот белое шелковое платье Khaite со сложной драпировкой и вырезом в области живота. Или маленькое черное платье Ann Demeulemeester с деликатно выставленной напоказ частью нижнего белья и высоким вырезом, оголяющим одну ногу. Или ультракороткие шорты Saint Laurent, надетые с жакетом, высокими сапогами и этническими аксессуарами. Или платье ниже колен у Bevza с чувственными вырезами в области груди. Новая сексуальность – интеллектуальна и содержательна. Она заявляет о силе, самодостаточности и свободе женщины громче любых рупоров и микрофонов.

сексуальность

Litkovskaya, Gucci, Mugler