Почему модную индустрию можно считать прототипом нашего общества в будущем

Размышляет Антон Еременко

Культура / Стиль жизни
9 сентября 2019 / Автор: Антон Еременко / Фото: Лера Леванова
Поделись с друзьями:

Я не большой любитель нон-фикшн, но, посмотрев интервью израильского писателя Юваля Ноя Харари, решил прочесть его книгу «Homo Deus. Краткая история будущего». В ней автор размышляет о влиянии современных технологий на нашу жизнь и его возможных последствиях. К своему удивлению, в описаниях разных сценариев, которые предстоит пережить нашим потомкам, я обнаружил, что модная индустрия сегодня во многом уже прототип человеческого общества в относительно недалеком будущем.

Помню одно из интервью Марка Джейкобса, которое он дал несколько лет назад. В черной рубашке и килте, с дымящейся сигаретой в руке дизайнер рассуждал о роскоши. «Роскошь начинается там, где заканчивается необходимость», – завершая очередной длинный ответ, сказал Марк. Эта простая, но глубокая фраза одновременно описывает и моду, и реалии мира, в котором мы живем. По словам Харари, в ХХ веке люди победили мор, войну и голод и устремились к новым идеалам: счастью каждого отдельного человека и вечной жизни. Ровно там, где закончилась необходимость выживать, люди отправились в путешествие за бесконечными улучшениями качества жизни.

Мария-Антуанетта в 1769 году так сказала о проблемах своего народа: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!» А ведь эта фраза как никогда актуальна: у состоятельных людей в холодильнике органические ростки и авокадо, а менее успешные слои населения едят пончики и бургеры из фастфуда. Пласти-ческая хирургия, которая возникла в начале ХХ века как способ восстановить внешность военных после увечий, полученных на поле боя, сегодня – способ продлить молодость тем, у кого на это есть деньги. Одна моя подруга в частном разговоре с восторгом говорила о том, что с удовольствием вживила бы себе в мозг чип, позволивший бы ей улучшить память или продуктивность работы.

Мы постоянно требуем от себя повышения КПД, обращаясь за помощью ко всем доступным сервисам и устройствам. За ускорение темпа жизни, возможность быть максимально мобильными, а главное – нужными индустрии мы платим отказом от свободы воли, своими данными, а также неосознанным вливанием в ряды датаистов. Что такое датаизм? Этот термин впервые использовал Дэвид Брукс в New York Times в 2013 году, описывая растущее значение Big Data. Харари пошел дальше, называя датаизм новой религией, основная ценность которой – свобода информации.

За последние 70 лет индустрия моды из закрытого элитарного клуба со своими правилами и ритуалами превратилась в поп-культуру, обеспечивающую нас беспрерывным потоком информации, льющимся изо всех возможных источников. Взамен мы рассказываем модным конгломератам и корпорациям обо всех своих желаниях и о том, на что готовы пойти, чтобы получить тот или иной объект.

Если полвека назад показ Chanel могли увидеть триста человек, то сегодня за ним следят миллионы людей одновременно, изучая после него каждый наряд, бьюти-образ и прическу. Сейчас можно увидеть, как шилась коллекция и как делали макияж моделям, какие звезды пришли на шоу и во что они были одеты. И для всего этого не нужно даже лететь в Париж и пытаться попасть на заветный показ. Достаточно достать из кармана смартфон, сесть в ближайшем кафе на полчаса и включить прямую трансляцию или зайти в инстаграм. Технологии позволяют.

Мода активно использует все технические новинки. Показ, где вместо моделей ходят голограммы, дом Burberry провел в Пекине в 2011 году, а бренд Ralph Lauren – в Нью-Йорке в 2014-м. В 2013 году Topshop, заручившись поддержкой Google, сделали первый интерактивный показ. Вещи можно было покупать прямо во время трансляции на ютьюбе. Dior предложили клиентам посмотреть шоу в виртуальной реальности в 2015-м. Это лишь несколько примеров, ведь технологии проникли в индустрию куда глубже.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Paco Rabanne (@pacorabanne)

Два года назад я побывал на фабрике бренда Marc Cain в Германии, где для каждой вещи делают компьютерную 3D-модель, прежде чем пустить в производство. Компания накопила достаточно данных, чтобы составить усредненный образ покупательницы, и понимает, как будет выглядеть та или иная вещь на фигуре реальной женщины. Net-a-Porter и другие онлайн-магазины каждую секунду изучают ваше поведение на сайте, оценивают покупки и анализируют, что вам понравилось. Модой уже второе десятилетие руководят алгоритмы, данными для которых мы делимся сами. Вы наверняка замечали, как, обсудив с подругой во время прогулки новую сумочку Louis Vuitton из последней коллекции Николя Жескьера, через полчаса в истаграме вы видите рекламу французского дома с этой желанной сумочкой. А после посещения сайта Matchesfashion в поиске классических лодочек вся контекстная реклама в фейсбуке выдает вам различные варианты лодочек на этом сайте.

Это не мистика и даже не фантастика, просто вы дали доступ инстаграму к вашему микрофону, а он не стесняется собирать данные о ваших желаниях. А сайты записывают cookies-файлы (помните, вы нажимали «ОК», чтобы побыстрее закрыть вкладку, когда у вас спросили, не против ли вы?) и создают отдельные рекламные объявления для каждого человека. Мы живем в цифровое столетие, и свобода информации – ценность, которой мы дорожим, но с которой пока не умеем справляться.

Индустрия моды подчинена алгоритмам, играющим на наших желаниях. Зная статистику своих продаж, компании шьют бежевые тренчи, а байеры, получив отчет финансового отдела, заказывают те самые тренчи, потому что уверены, что их купят (как и в прошлом сезоне). Несколько тренчей появилось в инстаграме Кьяры Ферраньи или любого другого блогера, и алгоритм социальной сети, сочтя эту информацию ценной и интересной, показал вам ее пост. Вы, встретившись с подругой на кофе, обсудили образ Кьяры и сказали, что подобрали бы к нему более уместную сумочку. Через час, открыв сториз, вы увидели рекламу того самого тренча. Подумав, что тренч – вечная классика, на улице уже не холодно, но еще и не жарко, да и скидка -30%, вы решили его купить. Забыв о том, что это было совсем не вашим решением. Забыв о свободе воли, границах роскоши и необходимости, вы прислушались к алгоритму, который лишь подыгрывал вашим желаниям.

Мы по-прежнему получаем заслуженную порцию гормона счастья, тратя деньги, но, похоже, с течением времени все меньше принадлежим себе. Я тоже считаю, что роскошь – это круто, через пару минут снова буду листать ленту инстаграма и грешу покупками онлайн. Мне просто хотелось поделиться с вами ощущением того, что мы мчимся в будущее с огромной скоростью, не всегда это понимая.

Читай новости на наших каналах в: