Получай наши новости в Facebook Messenger

Подписаться
Отказаться

Есть ли жизнь после двадцати?

Катя Тейлор о том, почему стареть – не вредно, но неизбежно

Культура / Стиль жизни
7 сентября 2018 / Фото: Instagram: @livincool
Поделись с друзьями:

«В 20 меня волновал вес. Точнее я сначала съедала тарелку пасты, а за ней тирамису. И потом уже меня волновал вес. Я его победила. Полюбила свое тело и лицо ближе к тридцати. До этого мне все казалось несовершенным, а глянцевые журналы регулярно навязывали идею о том, что можно и нужно становиться лучше, иначе ты вне игры. Сейчас меня волнует только возраст. Точнее я задумываюсь о нем, а также о том, почему же это вдруг стало так важно, если я почти не изменилась», – арт-эксперт и основательница Port creative hub Катя Тейлор размышляет о пропасти между 20 и 30-ти летними.

«Вот здесь возле уха у нее начинается птоз», – говорит мой первый косметолог моему второму косметологу. Птоз? Что это вообще такое? Это лечится? Так я узнала, что мне 35, и я старею. «Есть методы. Можем уколоть. Будете как новенькая», ­­– уныло продолжает специалист. Первое, что я делаю, когда просыпаюсь, это смотрю на себя в зеркало у кровати. Я свежа? А если поднять брови? Я все еще выгляжу новенькой?

Нам внушают с рекламных щитов, что мы, люди, нуждаемся в улучшении себя, своего тела, лица, качества жизни. Что у нас все плохо, и если не улучшить, то вообще хана. Особо ценная целевая аудитория – это женщины среднего возраста и вокруг него. Рекламные компании нещадно пользуются кредитками отчаявшихся. Это не просто купить один раз авто или часы. Это секта, в которую, попав раз – уже не выберешься никогда.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от (@80slolita)

Есть две вещи, на которые женщины готовы тратиться бесконечно – здоровье и красота. И если первое можно логически оправдать, то вопрос красоты плотно связан со стереотипами, и, как суть, патриархальным обществом и репродуктивной системой.

Мы лукавим, когда говорим, что мужчины у нас не на первом месте. Нам бы очень хотелось быть независимыми, но мы по-прежнему хотим им нравиться. Нас пугают все юные девушки, которые наступают на пятки, с молодыми и здоровыми яйцеклетками. Ведь когда у нас начнется климакс, у них начнутся месячные. Это спорт, в котором нет никаких весовых категорий, да и вообще никаких правил. Ты не соревнуешься с женщинами, которым, как и тебе, 35. Ты соревнуешься вообще со всеми женщинами, которые только существуют. Довольно жестокая игра.

Недавно я была на курсе по дизайн-мышлению, и со мной в команде оказалась девушка восемнадцати лет. Вместо того чтобы работать над прототипом идеи я рассматривала ее идеальную кожу. Нет, ну просто интересно. В какой-то очередной момент, когда я нависала над ее лицом с лупой, она предложила мне не стоять, а присесть на стул вместо нее, шутя что «старшим нужно уступать». Я похихикала вслух и молча пришла в ярость. Ведь шутить про возраст пристало только старым клячам, как я. Взросление – вот что действительно непоправимо – подумала я и тут же осеклась. Ведь поняла, что тоже попала в ловушку отчаявшихся.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от (@80slolita)

По европейским стандартам, человек считается молодым до 36 лет. В целом в Европе к возрасту и красоте относятся попроще, чем у нас. Это напрямую связано с большей независимостью женщин от мужчин, причем не только финансовой, но в первую очередь психологической. Построить карьеру там считается нормой, а не подвигом. Родить ребенка можно в сорок, и над тобой не стоят все родственники с тикающими часами.

Однажды, я была у гинеколога, которая сказала «А вы вообще рожать собираетесь? Вам сколько? Вы же понимаете, что у вас растут риски родить ребенка с синдромом Дауна». Я опешила и вышла от нее в совершенной депрессии. Можно сколько угодно сетовать на то, что это не ее дело. Но штука в том, что она просто была еще одним голосом общества, для которого сказать такое в порядке вещей. Из двадцати гинекологов, у которых я была за всю свою жизнь, только одна сказала мне что «это еще не возраст».

Но в целом, как только тебе исполнилось тридцать – тебя уже встречают с корабля юности два десятка разных врачей, массажистов, коучей, тренеров, которые с распростертыми объятиями готовы потратить твои деньги, дав тебе маленькую надежду с не долгосрочным эффектом. Я с большим удовольствием спускаю половину своей зарплаты на косметолога, кремы, маски, бассейн. На все, что способно остановить процессы старения и как-то видимо меня улучшить.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от (@80slolita)

Причем, это всегда вопрос не красоты как таковой, которая, конечно, идет из сердца. И еще немного из формы груди. Это вопрос восприятия себя. Нас очень долго убеждают в том, что нам нужен именно этот крем с ретинолом, а не просто увлажняющий. Как много вариаций кремов для лица делают для мужчин? У них другая кожа, она иначе стареет? Нет. Просто всем плевать, как будет выглядеть мужчина в 50. А вот если женщина вдруг будет с морщинами или не покрашенными волосами, то она неряха.

Я уверена, что была бы гораздо счастливее, если бы общество не напоминало мне каждый день о том, что 35 – это старость, и меня уже почти не спасти, только с помощью вот этого чудодейственного эликсира Q10 c коллагеном и гиалуроновой кислотой в одном флаконе за половину моей зарплаты, желательно прямо в вену.

Считаю, что границу молодежи нужно поднять хотя бы до сорока лет. А заодно опустить планку собственных стандартов. Просто чтобы оставалось время не только на косметологические процедуры, спортзалы и обертывания ради красоты, но и на саму жизнь.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от (@80slolita)

 

Читай новости на наших каналах в: