Как понимать современное искусство: 10 вопросов художникам и кураторам. Часть 1

Елена Грозовская и Николай Толмачев рассуждают о настоящем искусстве

Культура / Книги, музыка, арт
22 ноября 2019 / Автор: Ольга Безнос / Фото: Getty; © Maria Lassnig Foundation / The Essl Collection, Klosterneuburg / Vienna; Предоставлены Еленой и Николаем
Поделись с друзьями:

Искусство, в частности современное, может восхищать и вызывать вопросы, быть востребованным или непризнанным, становиться предметом восторженных комментариев или критических дискуссий. Но любая реакция – это уже хорошо для искусства, ведь его существование напрямую зависит не только от художников, но и от зрителей. Интерес и спрос – важные двигающие силы в развитии арта.

Миф о том, что искусство – только для избранных, стремительно развенчивается в 21-м веке. Теперь зайти в галерею можно по дороге на работу, а имена новых художников узнавать из Instagram. А благодаря количеству этих имен знакомство с артом длится всю жизнь.       

Как же начать это знакомство, почему не стоит опасаться музеев, как понять искусство и стоит ли вообще это делать? Что представляет из себя современное украинское искусство и куда все движется? Ответы на главные вопросы нам дали арт-инсайдеры: кураторы и художники, которые прямо сейчас формируют среду украинского искусства.

Елена Грозовская

Куратор проекта UU#Kyiv – первого диджитал-архива украинского неофициального искусства второй половины 20-го века.

Как изменилось украинское искусство за последние 50–70 лет? Можно ли выделить лейтмотивы, с которыми художники работают до сих пор?

Боюсь, зритель середины прошлого века просто не опознал бы во многих современных арт-объектах произведения искусства, окажись он в сегодняшнем выставочном пространстве. Изменилось в первую очередь само представление о том, что может являться арт-объектом. Особенно в нашей стране. В то время как на Западе новые художественные практики в течение всего 20-го века входили в культурный контекст, украинские художники вплоть до распада СССР были зажаты в узких идеологических рамках и пребывали в информационной изоляции. Лишь немногие решались выходить за «красные флажки». Творчество этих авторов нуждается в изучении и осмыслении, чем, в частности, и занимается наша команда, работающая над архивом украинского неофициального послевоенного искусства. Безусловно, какие-то базовые темы – хаос и космос, жизнь и смерть, любовь, страх, желание – всегда были и, видимо, продолжат находить воплощение в искусстве. В этом смысле за последние 50–70 лет ничего не изменилось. Но конечно, изменилась социальная наполненность этих универсалий и арсенал художественных средств, который расширяется по мере совершенствования и распространения новых технологий. Сегодня это био-арт, цифровое искусство, генеративное искусство, нет-арт и множество других динамично развивающихся направлений.

Любимые современные художники: Мария Лассниг, Ай Вэйвэй. Из украинских: Мирослав Ягода, Федор Тетянич, Матвей Вайсберг.

Maria Lassnig. Woman Power, 1979

Насколько знание контекста важно для понимания современного искусства? Если работа непонятна, вызывает неприятие или отрицание, стоит ли разбираться и как на это реагировать? Стоит ли вообще понимать искусство или важнее его ощущать?

Соперничество интуитивно-чувственного и рационального подходов к восприятию искусства имеет давнюю историю. Еще концептуалисты 1960-х годов сместили акцент с самогó художественного объекта на идею как таковую. Однако почву для этой смены парадигмы подготовили художники начала 20-го века. Уже реди-мейды Марселя Дюшана, в частности его знаменитый писсуар «Фонтан» 1917 года, стали прообразами концептуального искусства. С другой стороны, концептуальному искусству «оппонирует» экспрессионизм, который ставит во главу угла как эмоциональное состояния автора, так и идею непосредственного воздействия на публику. В тех или иных формах эта художественная традиция также существует уже больше века. Эти два философских подхода, похоже, отражают противоположные аспекты нашей двойственной природы: мыслящих и чувствующих существ. Поэтому нет какой-то одной «правильной» формулы восприятия искусства. Современное искусство не развлекает зрителя и не льстит ему. Если работа непонятна, вызывает отрицание или неприятие, возможно, это именно те эмоции, которых хотел добиться автор произведения. Возможно, это и было его сложной синтетической задачей: позволить зрителю отрефлексировать свои реакции, увидеть механизмы собственного восприятия, в конце концов, пережить катарсис и измениться к лучшему. Гораздо хуже, если произведение искусства оставляет вас равнодушным, не вызывает ни эмоций, ни интереса, ни желания понять, что все это значит.

 

 

Николай Толмачев

Популярный украинский художник, победитель Grant UART 2013, автор иллюстраций для книги «Катерина» издательства «Основы».

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Shining, 26x19 #watercolor

Публикация от Nikolay Tolmachev (@tolmachevn)

Можно ли считать любую картину, скульптуру или инсталляцию искусством по умолчанию? Как определить, что перед вами – настоящее искусство?

На самом деле все что угодно может быть или же стать произведением искусства. Все зависит от того, есть ли за этим какое-то высказывание. В современном искусстве на первом месте стоит наличие в произведении идеи. Чтобы определить, является ли то, на что вы смотрите, искусством, в первую очередь нужно отталкиваться от собственных знаний. Понимание того, как происходило развитие искусства на протяжении всей его истории вплоть до наших дней, увеличит шансы на то, что вам будет в большей степени понятна работа, находящаяся перед вами, и является ли она для вас искусством. Еще, конечно, можно просто довериться внутреннему чутью. Я все-таки считаю, что хорошее искусство всегда найдет способ говорить за себя самостоятельно и не требует к себе дополнительных аксессуаров.

Любимые современные художники: Ролан Топор, Джон Каррен, Фрэнсис Бэкон 

Roland Topor. Profil perdu, 1965

Стоит ли искать в современном искусстве освобождение от табу? Является ли раскрепощение зрителя его целью?

Так как искусство само по себе уже давно лишено каких-либо табу и все табу по-прежнему существуют лишь в голове зрителя, то оно, конечно, может помочь в раскрепощении и избавлении от предрассудков. А является ли это его целью? Возможно, одной из. Но мне все же кажется, что это зависит от задач, которые ставят перед собой отдельно взятые художники.

Наверное, в первую очередь мне нравится удивлять, показывать что-то с непривычного ракурса, иронизировать над чем-то, что может казаться серьезным. Но когда я рисую, мне хочется передать в рисунке то состояние, в котором я нахожусь в процессе работы. Возможно, целью является то, чтобы человек, который будет смотреть на рисунок, смог это прочувствовать. Ощутить то же, что и я.

 

Вторая часть материала выйдет 29 ноября.