Как понимать современное искусство: 10 вопросов художникам и кураторам. Часть 2

Лизавета Герман, EtchingRoom 1 и Виктория Бавыкина рассуждают о стилях, контексте и актуальных арт-темах 

Культура / Книги, музыка, арт
29 ноября 2019 / Автор: Ольга Безнос / Фото: Getty; Предоставлены Лизаветой Герман, EtchingRoom 1 и Викторией Бавыкиной
Поделись с друзьями:

Мы продолжаем знакомиться с современным искусством, а наши герои – рассуждать о его составляющих и других аспектах, которые помогут разобраться в актуальном арте.

Лизавета Герман

Куратор галереи The Naked Room, сокуратор направлений Artist and Art Management в Kyiv Academy of Media Arts

В работах, которые экспонируются в Naked Room, нередко затрагиваются социальные аспекты. Насколько важно взаимодействовать со злободневными темами, чтобы оставаться в духе времени? Есть ли риск, что тема может стать первичной, а художественная ценность отойдет на второй план?

Сильное художественное произведение – это всегда союз формы и содержания. Работа, которая поднимает важные злободневные темы, но не содержит в себе художественного образа, транслирующего высказывание художника, рискует превратиться в плакат. И наоборот, результатом работы над формальным совершенством ради самого формального совершенства, за которым не стоит идея, будет просто декоративный объект. Например, абстрактная живопись может быть очень политичной. И наоборот, работа с лобовым комментарием на события самой большой общественной важности может быть неинтересна и неактуальна, если не предлагает зрителю критического взгляда самого художника и интересного визуального решения.

Любимые современные художники: 

Художники, проекты которого переворачивают мои представления о современном искусстве – Лоуренс Абу Хамдан, который работает со звуком. В этом году он был номинирован на важную британскую премию Тернера. То, что он делает – это для меня какая-то новая запредельная грань возможностей искусства не просто вторгаться в сферу политики, но и влиять на ход реальных расследований нарушения прав человека или военных преступлений. Кстати, это хорошая иллюстрация к моему ответу на первый вопрос. 

Киевский  художник-шестидесятник, изучение творчества и самой личности которого повлияло на мой интерес к искусству еще в студенческие годы – Григорий Гавриленко. Сейчас я начинаю работу над книгой о нем. 

Из современных украинских мне сложно выделить одно имя, поскольку я работаю, дружу и искренне восхищаюсь практикой очень многих художников моего поколения. Но попробую ответить дипломатично, в духе расхожей фразы о том, «что любимая книга – та, которую читаю сейчас». Сейчас мы готовим в галерее The Naked Room выставку Анны Звягинцевой. Все знают ее преимущственно по графике и объектам. Для нас она готовит что-то новое и неожиданное. Другая возможная интерпретация понятия «любимый художник» – это художник, практику которого я не до конца могу понять и проанализировать, но интуитивно чувствую, что он делает нечто большое. Это художник Денис Саливанов

Современное искусство приобретает новые формы, становится цифровым, картины «оживают» в диджитал-экспозициях. Как вы относитесь к таким технологичным форматам и всегда ли их использование оправданно? 

Цифровым искусство начало свое становление еще в 1960-е годы, с первыми экспериментами с новейшими на тот момент медиумами вроде видео. С тех пор художники регулярно берут в оборот те или иные инструменты из области новейших технологий. Технологическая составляющая в художественной выставке интересна лишь в том случае, если это оправдано задумкой художника или куратора. Технологичность ради технологичности – это из области популяризации науки и техники, но не искусства. Напичканные спецэффектами экспозиции оправданны, если у проекта образовательная или информационная задача, цель которой – привлечь широкую аудиторию и популярно познакомить с той или иной темой. Но и в этом случае спецэффекты вторичны относительно содержания. Современное искусство подразумевает самый широкий спектр технических и выразительных инструментов: от традиционных – с тысячелетней историей фресок – до самых инновационных разработок в области, скажем, робототехники. Иными словами, цифровые технологии – это еще один метод, еще одна форма работы с художественным образом, не больше и не меньше. Среди украинских художников следует знать имена Ивана Светличного, Макса Робота, студии Black Box. 

 

 

 

EtchingRoom 1

Анна Ходькова и Кристина Ярош, художницы, основательницы графической мастерской Etching Room 1

Насколько актуальной остается категория стилей в современном искусстве? Создавая свои работы, вы уделяете внимание этому вопросу?

Мыслить категориями стилей уже неактуально, как нам кажется. Но тем не менее все мы живые люди и не всегда готовы выходить за рамки привычной техники, которая может декларировать стиль. Если говорить об общей тенденции, то все идет в сторону смешения стилей, максимального пересечения возможных изобразительных средств для выражения мысли художника. По нашим наблюдениям, художники сегодня берутся смешивать все и со всем с целью добиться сильного эффекта и добраться-таки до своего зрителя. Но мы бы не сказали, что кардинальная смена стиля художников – это характерная отличительная черта украинского искусства. Открывая для себя определенный художественный прием, манеру, стиль, художнику интересно выразить в этих рамках разные идеи, а значит, этот набор решений останется с ним на продолжительный период. Потом он, благодаря этим приемам, становится узнаваемым. А потом он начинает бояться перестать быть узнаваемым.

В своей работе мы готовы смешивать стили, но у нас свое характерное направление, которое предусматривает определенные законы движения. Работа со смыслом порой позволяет, а порой даже требует использовать что-то новое, что-то другое. И тут на самом деле все просто: берем и используем.

Любимые современные художники: Керри Джеймс Маршалл, JR, Vhils.

Kerry James Marshall. Untitled, 2008

Современное искусство – это в первую очередь о красоте и визуальной гармоничности или об опыте и контексте? И какой из этих критериев вы считаете первичным в своих произведениях?

Современное искусство – это про контекст. Для нас важно говорить о том, что нас волнует, тем визуальным языком, который нам нравится, и который, по возможности, поймут. Добиться стопроцентного понимания сложно, и самое сложное, с чем мы сталкиваемся, – заниматься объяснением своих работ. Визуальную гармоничность никто не отменял, но есть один момент. Мы все на свой лад понимаем, что такое «красиво». Мы все имеем право на свою позицию про «красиво». Сегодня человеку бывает просто невозможно понять, что что-то, отличающееся от привычно красивого, тоже имеет право на то, чтобы называться искусством.

 

 

 

Виктория Бавыкина

Куратор фонда «Колекція Гриньових»

Одна из недавних выставок, которую вы курировали, была посвящена украинской фотографической альтернативе. Молодое альтернативное искусство в Украине – какое оно? 

Не думаю, что, говоря о молодом украинском искусстве, будет уместна приставка «альтернативное». Ведь начинающие художники не противопоставляют себя более зрелому искусству, устоявшимся традициям. Да и есть ли они у нас? Сегодня украинская художественная среда наконец-то очень подвижна: происходят важные структурные процессы, формируется полноценное культурное поле. У нас нет закостенелой структуры и четких правил функционирования, как в странах, где искусство начало институционализироваться в начале 20-го века. Мы находимся в самом начале этого процесса, поэтому мне кажется, что все украинские художники/-цы, несмотря на возраст, опыт и статус, переживают этот процесс, который не позволяет слишком комфортного существования и постоянства. Культурная сфера очень  неустойчива, поэтому каждый может оказаться в оппозиции.

В какой-то мере это влияет на то, что многие украинские художники в своих практиках рефлексируют на события или процессы, имевшие место в Советском Союзе. Сейчас, в 2019 году, мы все еще много говорим о том, что было тогда, и осмысляем моменты прошлого. Говорим намного больше, чем о том, что происходит сегодня.

Любимые современные художники: Люсьен Фрейд, Влада Ралко, Сантьяго Сьерра.

Lucian Freud. Self-portrait, 1963

Возможно ли новаторство в наше время? Могут ли современные художники изобрести что-либо новое или им остается лишь перерабатывать уже существующие механизмы, идеи и техники?

Есть художники, которые берут известные удачные приемы, методы или животрепещущие темы, привлекающие внимание, и настойчиво и планомерно эксплуатируют это. В таком случае «перерабатывание» или, скорее, плохо скрываемое копирование становится очевидным и противным. Если не брать во внимание подобные крайние случаи, то для художников сам принцип перерабатывания – естественный и положительный процесс: чем больше мы осмысляем, чем больше смотрим, тем больше развиваемся. Когда целью является не копирование, а развитие насмотренности и собирание чужого опыта – это очень важная часть практики. Бывают обратные ситуации, когда художникам некому подражать, потому что они не знают никого и ничего. Техники и методы – это всего лишь база, которая едина для всех, но она пропускается сквозь опыт художника, его взгляды и позиции, его личностные качества. А все это развивается индивидуально.  

Первая часть