«Если в работе нет вызова, даже не стоит ее начинать», – художник Сергей Пискунов о технике гиперреализма, образовании и творческом пути

А также о работе с Коко Роша и Дарьей Астафьевой 

Культура / Книги, музыка, арт
6 октября 2020 / Фото: Предоставлены Сергеем
Поделись с друзьями:

Украинский художник Сергей Пискунов работает в стиле гиперреализма, сотрудничает с Коко Роша и выставляется в галереях Европы и США. Об особенностях жанра, значимости самообразования и любимых артистах Сергей рассказал в интервью Harper’s Bazaar Украина.

Как начался ваш путь в живописи и, в частности, в гиперреализме?

Я рисовал с самого детства, но обычно использовал для этого школьные тетради, рисовал на полях. Пока не получил от своей будущей жены в подарок первый набор для живописи, и можно сказать, что с этого момента начался мой путь как художника. Не имея никакого художественного образования, я совершенно не хотел учиться, поэтому испортил немало холстов и потратил очень много времени, пока научился хотя бы немного создавать картины.

Сколько времени потребовалось, прежде чем вам стали нравиться ваши работы в стиле гиперреализма? Помните момент, когда посмотрели на свою картину и впервые подумали, что все получилось так, как было задумано?

По правде говоря, до сих пор недоволен своими работами до конца. Не было такого, чтобы я посмотрел готовую работу и сказал, что она уже полностью готова. Но бывает, что спустя несколько лет смотришь на свою старую картину и думаешь: «Действительно, хорошая работа вышла».

Вместо натурщиц вы используете специально созданные для полотен фотографии. Как выбираете сюжеты для этих портретов?

Я использую фотографии, потому что это предусматривает специфика направления, в котором я работаю. Создание картины занимает от 100 до 400 часов, поэтому вряд ли какая-то натурщица выдержит так долго позировать, особенно в подводных сериях. Если говорить о портретах, то в них для меня важно запечатлеть мимолетную эмоцию, остановить время на холсте и передать то мгновение, которое больше не повторится.

Нет единого метода, как я придумываю сюжеты. Иногда это долгий процесс обдумывания и создания эскизов, иногда это рождается спонтанно уже во время съемки.  Но в целом сначала я представляю образ, потом думаю, какой модели он бы лучше всего подошел, дальше съемка, часов 200 за холстом – и картина готова.

Кажется, что гиперреализм – это в первую очередь техничность. Как вы находите баланс между задачей в точности воспроизвести фотографию и интерпретировать реальность согласно своему художественному видению?

Я не ставлю задачи скопировать фото – для меня важно передать эмоции, отобразить их на холсте так, чтоб убрать границы между реальностью и картиной. Поэтому никакого баланса и не приходится искать. Вы никогда не повторите фото, но и фото не сможет передать те эмоции, которые заложены в картине, потому что в каждой из них (это касается всех картин, вне зависимости от стиля и направления) есть частица художника.

На ваших картинах можно увидеть и неживые предметы, к примеру сладости или воздушные шары. Какими качествами должен обладать объект, чтобы вам захотелось написать его?

Он должен мне нравиться. (Улыбается.) Но на самом деле есть довольно большой список требований к объекту, потому что далеко не каждое фото можно изобразить реалистично, даже если прорисовать его максимально детально. Значительную часть занимает работа со светом во время съемки, плюс объект должен сам содержать в себе множество деталей, бликов, отражений. Но в целом мне нравятся красочные и насыщенные цвета.

Одна из ваших главных муз – Дарья Астафьева. Расскажите об опыте сотрудничества с ней.  Можете описать, чем Дарья вдохновляет на создание новых полотен с ней?

Мы знакомы довольно давно, и я написал уже не одну серию работ с Дашей. Она творческий человек, и не раз идеи для фотосессии были ее авторства. Плюс она пишет маслом и создает арт-объекты в своем неповторимом стиле. Надеюсь, в скором времени их будет достаточно для организации полноценной персональной выставки, и тогда можно будет увидеть ее работы вживую.

А как вам работалось с Коко Роша – супермоделью, известной своими навыками позирования?

Было довольно непросто организовать съемку, так как территориально Коко могла сниматься только в Нью-Йорке. Но если отбросить все организационные моменты, то сам опыт работы был запоминающимся. Она очень профессионально позирует и полностью меняет образ за секунду.  К тому же она очень приятный в общении и позитивный человек, так что я был рад сотрудничать с ней.

На ваших полотнах часто встречаются блестящие элементы: фольга, глиттер. Изображение этих деталей усложняет работу или, наоборот, делает ее более интересной – своеобразным вызовом?

И то и другое. Чем больше в работе деталей, тем более реалистично она будет выглядеть. К тому же я и работаю в этом стиле, потому что он для меня являлся самым сложным. И чем сложнее кажется работа, тем больше мне хочется написать. Думаю, если нет какого-то вызова изначально, то не стоит даже начинать.

Как началось ваше сотрудничество с лондонской галереей Plus One Gallery?

С Plus One Gallery мы начали сотрудничать в этом году. Они специализируются на гиперреализме и предложили представлять мои работы. Сейчас  завершаются некоторые организационные моменты, и с ноября можно будет увидеть несколько серий работ в Лондоне в Plus One Gallery.

Как часто вы принимаете участие в выставках? Есть ли постоянная галерея, где можно увидеть ваши работы?

С началом пандемии галерейный бизнес заметно пострадал, поэтому несколько галерей в США и Израиле, в которых я выставлялся, вынуждены были приостановить деятельность. Но, начиная с осени, все понемногу приходит в норму. Сейчас закончились несколько арт-фестивалей, где можно было и увидеть мои работы в том числе. К концу осени также планируется экспозиция в Париже. Есть постоянная экспозиция в Zoom Gallery в Тель-Авиве.

Насколько промоушен важен для современного художника? Нужно ли уделять этому направлению особое внимание? Или хорошие работы в любом случае будут замечены инсайдерами и интересующейся публикой?

Конечно, это важная часть не только в искусстве. Но на данный момент художникам проще – есть социальные сети и другие онлайн-площадки, поэтому необязательно зависеть от галерей и выставок. Современные технологии предоставляют большие возможности, и мне хотелось бы верить, что все, кто делают достаточно хороший продукт, обязательно найдут свою публику.

Как думаете, художнику необходимо получать профильное образование и посещать мастер-классы? Или же можно всему научиться своими силами?

Я не имею специального образования,  потому мне сложно судить, насколько оно обязательно. Но учиться стоит всегда, тем более что сейчас для этого существует большое количество возможностей. Могу по опыту сказать, что можно научиться и самому при достаточном упрямстве, но те же мастер-классы сэкономят вам большое количество времени.

Назовите тройку своих любимых современных художников.

Сложно выделить тройку – их слишком много. Я, наверное, назову Джеффа Кунса, Дэмиена Херста и Жерара Фроманже. Они совершенно разные, но искусство каждого вдохновляет по-своему. Если же говорить о моем любимом произведении, то это «Реквием» Херста.

Фэшн-индустрия работает в довольно тесной связке с артом. Вы следите за модой, трендами? Для вас одежда – необходимость, удобство или дополнительный способ заявить о себе и своем самоощущении?

Одежда для меня – не более чем необходимость, но определенное представление о моде я все же имею. Несмотря на то что я напрямую не вдохновляюсь фэшн-индустрией, ее современные веяния косвенно влияют и на мое искусство.

Что посоветуете артистам, которые еще находятся в поиске своего стиля?

Думаю, что в начале творческого пути каждый художник сталкивается с сомнениями, трудностями, разочарованиями, но если вы чувствуете, что искусство – это ваше, то результат обязательно придет. Это касается на самом деле не только искусства. Я вообще каждому хотел бы пожелать найти себя и не терять время на ту деятельность, которая не приносит вам удовольствия.

 


PROMOTION