5 книг о художницах, которые вас вдохновят

Must-read

Культура / Книги, музыка, арт
17 апреля 2018 / Фото: Getty Images
Поделись с друзьями:

Как известно, традиционная история мирового искусства написана мужчинами. Отчего неудивительно, что женских имен там почти не встречается. Однако многие из них являлись как раз теми, кто своей силой воли, радикальными практиками и художественными жестами боролись за положение женщины в обществе сегодня. И продолжают бороться. Редакция издательства IST Publishing в лице Насти Леоновой и Кати Носко предлагает 5 книг о таких женщинах-художницах XX века и современности. На что они шли, чтобы достичь свободы самовыражения и быть услышанными, читайте в нашей новой подборке.
1. ORLAN
Neputns, 2014. — 224 p.

ОРЛАН – так называет себя французская художница, которая никогда не говорит о себе «Я», но вместо этого – «Мы» (I are). ОРЛАН  заявляет, что она и мужчина, и женщина, ведь задача для решения, по ее мнению, это принятие идентичности Другого. ОРЛАН родилась в провинциальном французском городе в середине XX века без доступа к современному искусству. Тогда же и женщины были гораздо более ограничены в своих возможностях, нежели сегодня. В своей практике художница критикует понятие стандартизированной красоты, навязанной обществом. На это был направлен ее грандиозный проект из девяти перформансов 1990-х – серия пластических операций. Пребывая под местным наркозом в сознании, она лично руководила съемкой этих торжественных ритуалов по деконструкции собственного тела. ОРЛАН, например, вживила себе импланты, предназначенные для увеличения скул, под кожу лба. Так художница выступает своим искусством против самой природы. Собственно, главная причина заключается в том, что природой предусмотрено умирание. Но, что еще хуже, по мнению ОРЛАН, – постепенное угасание, за которым невозможно наблюдать.

2. Валентина Клименко, Ірина Пасічник. Я, Білокур Катерина Василівна
Родовід, 2012 — 160 с.

Пабло Пикассо говорил об известнейшей сегодня украинской художнице Катерине Билокур так: «Если бы у нас была художница такого уровня мастерства, мы бы заставили заговорить о ней весь мир!». Подобным признаниям обычно предшествует тяжелая работа и непростая судьба. Но, несмотря на многие разочарования и жизненные трудности Катерины Билокур, насмешки односельчан, непринятие в художественные заведения в связи с недостатком образования, Билокур все-таки добивается своего. Через 30 лет активной работы, в 1940 году в Полтавском доме народного творчества состоялась первая персональная выставка художницы, которая вызвала у публики настоящий восторг. О Билокур начал говорить мир. Но что стоит за этой женщиной-художницей? С чего она начинала? Например, брала несколько перьев, вишневую веточку, самостоятельно смешивала природные цветные пигменты и так училась делать все сама, включая кисти и краску. Издание увлекает именно этой личной стороной жизни: письмами, уникальными фотографиями, эскизами, сохраненным уникальным архивом, в том числе, из Мемориального музея-усадьбы Билокур в родной Богдановке.

3. Олеся Туркина. Луиз Буржуа: ящик Пандоры / Louise Bourgeois: Pandora's Box  
Ad Marginem, 2015, серия: Minima, 136 стр.

Франко-американская художница Луиз Буржуа стала одной из самых востребованных женщин в истории искусства, перевернув представление о скульптуре в XX веке. Работая во времена художников-сюрреалистов, Буржуа отчаянно борется с распространенным восприятием женщин исключительно в качестве муз, а не полноправных художников. Вместе с другими художницами того времени, ей в полной мере это удалось после выставки Eccentric Abstraction, прошедшей в 1966 году в Нью-Йорке, и послужившей началу постминимализма. Тотемом при жизни в творчестве художницы стали пауки. «Мои эмоции несоразмерны моим физическим габаритам. Не сами эмоции, а их сила – она просто непереносима для меня. Поэтому я отдаю их энергию скульптурам». Чтобы понять, откуда же растут ноги у огромных размеров «Маман»  Буржуа, стоит обратиться к детству художницы. Будучи свидетелем систематических измен своего отца с их гувернанткой, Луиз Буржуа проводит этот травматический лейтмотив сквозь все свое творчество. Мифологические образы замкнулись на семейной драме художницы: болезненные и одновременно по-детски радостные, символические работы Буржуа, Туркина сравнивает с двойственной натурой древнегреческой богини, оставившей миру опасный, но дающий надежду «ящик Пандоры».

4. Sarah Lucas. Exhibitions and Catalogue Raisonné 1989-2005. Yilmaz Dziewior Beatrix Ruf (eds)
Tate Publishing, 2005. — 196 p.

«Вместо того, чтобы сокрушаться, как я получилась на этой фотографии, – говорит одна из самых известных британских художниц Сара Лукас. – Я могла бы думать, что я вовсе недурно на ней выгляжу. У каждого своя харизма». Художница является яркой представительницей «Молодых британских художников» и работает с инсталляциями, объектами, скульптурой. В книге собраны множество фотографий работ и экспозиций Лукас, интерес которой направлен на темы гендерных и социальных стереотипов, сексуальности и разрушения, которые художница реализовывает, как правило, в весьма провокационной форме. Это могут быть как скульптуры в виде частей тела человека, расположившиеся на мебели, часто с фаллическими отростками, так и андрогинные портреты художницы или множество женских текстильных грудей, из которых состоит кресло.

5. Влада Ралко. Анатомія
ЧервонеЧорне, 2017. — 140 с.

Новая книга Влады Ралко стала результатом объединенных работ разных лет художницы под одной обложкой в один целостный проект. За принцип отбора было взято отсутствие ощущения отчужденности, которое обычно Ралко испытывает к своим «старым» работам. Художница выбрала те произведения, где «телесное будто вышло из тела, чтобы посмотреть на то, что осталось в стороне», где тело «находится в крайней неопределенности» и основывается на чем-то крайне уязвимом, на что опереться в принципе не представляется возможным, например, на воздух или воду. Поддерживая тему «анатомии», Ралко обращается, в том числе, к своим воспоминаниям, и прослеживает тем самым ее генеалогию. «Одного дня я таємно взяла кістяк людської ноги додому, бо не встигала закінчити малювати його в школі. Я везла його захованим у рулон паперу, на якому збиралася малювати. Несподівано потяг метро раптово загальмував та те, що колись було людською ногою, випало з рулону на підлогу вагону. Люди, що стояли поряд, відсахнулися із жахом – для мене ж цей фрагмент людського кістяку не виглядав страшним – він був буденним об’єктом, нудною натурою».

Читай новости на наших каналах в: